21.04.2007


 
 


Юнга Балтийского флота

Категория: Личности
29 сентября 1942 года, Совинформбюро сообщало: "На Ленинградском фронте действиями наших разведывательных групп, снайперов и артиллерийским огнем за 3 дня уничтожены до 400 солдат и офицеров противника. Летчики и зенитчики фронта, отражая налеты вражеской авиации, сбили 10 и повредили 8 немецких самолетов... Группа партизан организовала на железнодорожном участке Псков - Луга крушение немецкого эшелона, следующего к фронту. Разбито 13 платформ с танками и 16 вагонов..." Шла героическая битва за Ленинград. Ее начало относится к 10 июля 1941 года, а окончание - к 9 августа 1944 года. Уже с 8 сентября 1941 года фашистские войска, выполняя задачу фюрера стереть с лица земли город на Неве - северную столицу Советского Союза, полностью отрезали его от Большой земли. Выступая в Мюнхене, Гитлер заявил: "Ленинград сам поднимет руки: он неминуемо падет, ему суждено умереть голодной смертью". Но германские головорезы просчитались.

В условиях 29-месячной блокады благодаря невиданной стойкости соединения и части Красной Армии моряки Балтийского флота и Ладожской военной флотилии с помощью трудящихся города отстояли славу и гордость страны. 18 января 1943 года в результате блистательно проведенной операции "Искра" против 18-й немецкой группы армий "Север" (около 26 германских и 4 финских дивизий) блокада была прорвана. Связь со страной была восстановлена. Еще через год советские войска полностью сняли блокаду в ходе Ленинградско-Новгородской стратегической операции. 27 января 1944 года по этому случаю в городе на Неве был дан салют. Завершилась битва за Ленинград Выборгско-Петрозаводской операцией. Значение ее трудно переоценить. Оборона северной столицы сковала крупные силы немецко-фашистских войск и финской армии. В итоге Берлин не смог перебрасывать свои соединения и части к Москве, Сталинграду и на другие важнейшие операционные направления. В этой битве группа немецких армий "Север" потерпела крупное поражение. В ознаменование победы в битве Президиум Верховного Совета СССР учредил в 1942 году медаль "За оборону Ленинграда", а в 1965 году Ленинград был отмечен медалью "Золотая Звезда". О тех, кто мужественно защищал город на Неве и вписал в его боевую летопись золотые страницы, - наш рассказ.

Юнга Балтийского флота

Нет-нет да и выплывет из непроницаемой дали этот крохотный эпизод из Великой Отечественной войны. Выплывет и придавит сердце обжигающим холодом запоздалого страха: огромный в ржавых пятнах шар рогатой мины, замерший на зеленой волне катер - и он, юнга Сухоруков, изо всех сил рванувший вплавь навстречу взрыву. Он должен успеть обрезать тротиловый заряд с догорающим бикфордовым шнуром. А намокший в кармане нож стал скользким и неподатливым. И уже виден совсем коротенький, брызжущий искрами и дымком, огневой шнур...

В этом месте отставной капитан 1 ранга Юрий Михайлович Сухоруков просыпается с учащенно бьющимся сердцем и всякий раз удивляется силе пережитого потрясения, вспахавшего в сознании незарастающую более полувека борозду. А ведь все тогда обошлось: и доплыть он успел, и нож легко раскрылся, и тротиловый заряд с горящим шнуром он успел обрезать. Вот только притопиться заряд не успел - взрывная волна оглушила юнгу, как рыбу...

Был и еще один похожий случай. Впрочем, один ли? Если перебрать по косточкам боевую биографию Сухорукова, там столько экстремальных эпизодов наберется, впору книгу писать. Ведь он, как и все мальчишки его поколения, получив в июне 1941 года свидетельство об окончании семилетки, буквально в тот же день понес документы в Военно-морскую спецшколу. Прошел медкомиссию, другие формальности, а вот на мандатной перед ним опустили шлагбаум: "Отец, технический директор Новокраматорского машиностроительного завода, арестован в апреле 1938 года, враг народа..."

А он все равно своего добился - через полгода был зачислен бойцом-водопроводчиком в 1-й аварийно-восстановительный полк МПВО г. Ленинграда. По сегодняшним понятиям это была героическая служба, если учесть объемы восстановительных работ, нарастающее недоедание и возраст - 16 лет! А ему тогда казалось, что все это не настоящее дело для здорового юноши, способного сделать для фронта и для грядущей победы гораздо больше. И зачастил на Елагин остров в ЦПКиО, где базировался 8-й дивизион катерных тральщиков. Шустрый и сметливый парнишка понравился морякам, стал учиться у них специальности моториста. И когда штатный моторист после ранения попал в госпиталь, тут и пригодился Юрка Сухоруков, который уже умел и обращаться с крупнокалиберным пулеметом, и на руле стоять, и дымовую шашку запустить, и флажками просемафорить, если потребуется.

Воспитанник дивизиона - это только название, за которым предполагалось некое оберегаемое взрослыми существование подростка при воинской части. На самом же деле воспитанники, или, как их еще называли, флотские юнги, тянули военную лямку наравне со взрослыми мужиками. А нередко выполняли и такие задания, которые были под силу только юрким, проворным и смышленым пацанам.

В военной биографии юнги Сухорукова такой реестр боевых дел, что ни в одном газетном материале не перечислишь. Он принимал участие в высадке тактических десантов, а это всегда под бешеным огнем противника. Нес службу в дозоре, в боевом охранении вдоль южного берега Невской губы, занятого противником. Всю войну участвовал в проводке кораблей и судов между Ленинградом и Кронштадтом. А это вовсе не лоцманское движение в кильватерном строю. Для катерников проводка означала прикрытие дымзавесой. Значит, надо было как можно ближе идти к берегу и принимать весь огонь противника на себя.

Не менее трудным было обеспечение проходов судов предварительным тралением форватеров. Старались производить эту операцию в условиях максимально плохой видимости. Но война не ждала специальной погоды, диктовала свои требования. И тогда отряд катеров, идущих с тралами в строгом строю, попадал под ураганный огонь фашистов, за катерами начинали азартно охотиться немецкие "мессершмитты". Ни одно такое траление не обходилось без серьезных потерь.

Горячим было лето 1944 года! Еще и сегодня мало изучена роль десантных операций в Выборгском заливе. Отличались они внезапностью и особой дерзостью, точным рассчетом - качествами, которые и сегодня не потеряли своей значимости в военном деле. И еще опасностью. Пока катер с морским десантом, стремительно маневрируя, идет к берегу, опасность прямого попадания мала. Но стоит ему уткнуться носом в скалистое дно, - и деревянное суденышко, насквозь пробиваемое крупнокалиберным пулеметом, становится идеальной мишенью для противника. Избежать потерь можно только стремительной высадкой. Но если учесть, что бойцам надо прыгать с борта в воду, навьюченным оружием и боеприпасами, не зная глубины и рельефа дна, - о какой стремительности можно говорить?

- Десантникам надо показать пример, - сказал однажды командир катера матросу Сухорукову. - Как только катер коснется носом дна, прыгаешь первым в воду и показываешь тропу в камнях.

Попробовали. Получилось. Стали повторять. И с каждым разом все быстрее работали десантники, вдохновленные примером Юрия. Катер еще и раненых успевал забирать с берега. Необходимо добавить, что корабли и суда с десантом прорывались к берегу через минные поля. Траление этих участков началось позже. Уже будучи штатным мотористом, Юрий Сухоруков отметил в море свое 18-летие - 31 июля 1944 года. В тот же день узнал, что представлен к первой награде - медали "Адмирал Ушаков".

Он и День Победы встретил на тралении минных заграждений. День, который для многих стал последним днем войны, для Сухорукова обернулся первым днем новой опасной боевой службы, связанной с подрывом подсеченных и всплывающих мин. Траление Балтики в послевоенное время шло, можно сказать, круглосуточно. Часть мин подрывалась при соприкосновении с тралами, примерно четверть всплывала на поверхность. Подрывом этих мин занимался специально выделенный катер со шлюпкой, в экипаже которого и работал Сухоруков.

Коротко остановлюсь на технологии этой работы, чтобы у читателя было представление о степени ее опасности. Как только над поверхностью воды появлялась "рогатая смерть", "спецкатер" получал целеуказание и подходил к ней на 40-50 метров. В шлюпку садились подрывники и шли на веслах к мине. Приближаться к этому объекту следовало чрезвычайно осторожно. Качаясь на волне, мина может задеть своим свинцовым рогом шлюпку, и мягкий металл защитного колпака на взрывателе мгновенно сминается и приводит в действие механизм подрыва.

Придерживая шар мины руками, пиротехники навешивали на него заряд тротила с подожженным огневым шнуром и уходили к катеру, который брал шлюпку на буксир и быстро удалялся от опасного места. Все это проделывалось в день по нескольку раз, и дням этим Сухоруков терял счет. Наработанный опыт конечно же помогал в этой необычной службе. Но он же иногда и притуплял бдительность, порождал небрежность в исполнении обязанностей, что приводило к ситуациям, требующим экстремальных поступков на грани смертельного риска. Об одном из таких случаев я уже рассказал в начале этого очерка. Ведь что произошло? Повесив на мину заряд, экипаж пиротехников вернулся на катер. Шнур горит, а катер ни с места - оказалось, что винт обмотало концом буксира. Вот тогда и бросился Сухоруков к мине вплавь, чтобы обрезать подрывной заряд.

Как-то на задание пришел катер с экипажем, не имевшим опыта работы с пиротехниками. Из-за несогласованных действий катер почти вплотную подошел к мине, на которой уже вовсю дымился огневой шнур. Увидев у борта мину (диаметр более метра, 250 кг взрывчатки), экипаж запаниковал, катер потерял ход. Сухоруков был ближе всех к тому месту, где мина уже при очередном взлете на гребень волны могла удариться о борт катера. Он тут же перемахнул через борт, повис на поручне, поймал ногами мину и уперся в нее, чтобы не произошло столкновения. Сколько секунд пришлось ему удерживать этот тяжелый железный шар, готовый в любой миг обратиться в огненное облако и поглотить не только все живое, но и мертвый металл, он не знает. Помнит лишь те мгновения, как катер дал ход, и мина, вращаясь вокруг своей оси, стала медленно скользить вдоль борта на расстоянии не более метра, оставляя спираль дымка от горящего шнура. Взрыв прогремел секунд через тридцать, когда катер уже отошел на безопасное расстояние...

Мое знакомство с Юрием Михайловичем Сухоруковым было не совсем обычным. Изучая в 9-м зале Центрального военно-морского музея экспозицию, посвященную тральщикам ВМФ Советского Союза, я увидел снимок юного старшины 2-й статьи. Стал знакомиться с документами. 488 мин обезвредил моряк! 488 поединков со смертью! Почувствовал - волнуюсь. Судьба, в чем-то схожая с моей: сын "врага народа", воспитанник воинской части, участие в боевых действиях, экзамен на аттестат зрелости сразу за пять классов средней школы, безуспешные попытки поступить в военное училище (репрессированная семья), последовавшая реабилитация отца, офицерская служба. Сегодня Юрий Михайлович является председателем Совета ветеранов охраны водного района и бригад траления Балтийского флота.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.

 

  Советские плакаты и листовки  

 

 
 

 

  Немецкие плакаты и листовки