21.04.2007


 
 


Иван Христофорович Баграмян

Категория: Личности
Военную службу Иван Христофорович Баграмян начал в 1915 г., воевал на Кавказском фронте. После февральской революции 1917 г. находился в армии дашнаков, а в декабре 1920 г. вступил в Красную Армию и участвовал в Гражданской войне на командных должностях в составе 11-й армии. Окончив курсы усовершенствования командного состава, около восьми лет командовал полком, потом был на оперативных штабных должностях. В 1934 г. окончил Военную академию им. М.В.Фрунзе, а в 1938 г. - Военную академию Генерального штаба.

До войны ему не пришлось командовать дивизией, корпусом или армией, но он был одним из немногих военачальников, кто получил завершённое военное образование и имел хорошее сочетание опыта командной и штабной работы.

В войну И.Х.Баграмян вступил в должности начальника оперативного отдела штаба Киевского особого военного округа, преобразованного в Юго-Западный фронт. "Главный оператор штаба", как называл этот пост Б.М.Шапошников, - труднейшая должность на всех ступенях армейской службы. Начальники всех других отделов (управлений, родов войск) отвечают за определённую сферу деятельности, а для начальника оперотдела нет ни одного вопроса войсковой жизни, которые бы его не касались. Он обязан все их охватить и аккумулировать, собирать и обрабатывать все данные об обстановки, делать обобщающие выводы и готовить предложения для принятия решений. "Главный оператор" планирует боевые действия и операции, осуществляет доведение до подчинённых боевых задач, подготовку донесений в вышестоящий штаб, информирование соседей, подготавливает работу командующего, начальника штаба по организации и обеспечению боевых действий, под их руководством активно участвует в управлении войсками в ходе операции, осуществляет контроль за исполнением всех отданных распоряжений и выполняет множество других задач. При тех или иных неурядицах операторы чаще всего оказываются "козлами отпущения".

Эта работа очень сложна и ответственна и в мирное время, особенно на учениях. Но кто бы мог себе представить, каково было положение начальника оперативного отдела штаба Юго-Западного фронта в сложнейшей обстановке 1941 года! Однако, и в этой чрезвычайной ситуации И.Х.Баграмян не растерялся, довольно организованно и самоотверженно выполнял свои обязанности.

Уже в эту пору дают о себе знать его солидная оперативно-стратегическая подготовка, основательность подхода к решению важнейших задач, проницательный ум и хорошие аналитические способности, умение вычленить самое главное в сложной противоречивой обстановке и такие важные качества оператора, как сообразительность и смётка, выдержка и самообладание в самых острых ситуациях. На протяжении всей жизни Ивана Христофоровича отличали личное обаяние и доброжелательность ко всем без исключения окружающим людям. Эти его качества разряжали самую нервозную и напряжённую обстановку, обезоруживали разъяренных начальников.

В один из моментов, когда к исходу дня Баграмяну не удалось добыть данные об обстановке и положении войск в полосе 37-й армии, прибывший из Москвы высокопоставленный политработник сказал С.К.Тимошенко: "Почему вы не разгоните этих операторов?" Маршал ответил: "У меня даже не поворачивается язык, чтобы ему сделать замечание".

В начале войны бывали самые острые отчаянные моменты. Не всё получалось и в работе оперативного отдела штаба. Но Баграмян делал всё зависящее от него, чтобы, по возможности, придать работе организованный, уверенный и спокойный характер. Поэтому к нему прониклись большим доверием командующий войсками М.П.Кирпонос и начальник штаба фронта В.И.Тупиков. Должным уважением он пользовался и в Генштабе. А всё это для оператора равносильно чуть ли не выигранному сражению.

Напряжённо работая в штабе, Баграмян по поручению командующего часто выезжал в войска. Так, под руководством прибывшего на фронт Г.К.Жукова он активно участвовал в организации одного из первых контрударов и в организации танкового сражения в районе Дубно, Ровно, Луцк.

Однако, крайне неудачно начавшаяся война, общая неблагоприятная обстановка на советско-германском фронте и ряд ошибок командования и штаба Юго-Западного фронта привели летом 1941 г. к серьёзным неудачам и в полосе фронта. В ходе тяжёлого отступления в сентябре 1941 г. в окружении оказались четыре армии, а вместе с ними и штаб фронта. Командующий фронтом принял решение разделить личный состав управления фронта на две группы и по разным направлениям выходить из окружения. Ведя боевые действия с наседавшим противником, одна часть штаба во главе с Баграмяном вышла из окружения. Причём, в переходе по тылам противника ему удалось присоединить к себе различные разрозненные части, и он вывел к своим войскам группу, насчитывавшую до 20 тысяч человек.

Группа генерала Кирпоноса, столкнувшись с крупными силами противника, не смогла прорваться. Командующий получил тяжёлое ранение и геройски погиб, отражая атаки противника. После выхода из окружения Баграмян был назначен начальником штаба Юго-Западного направления, а командующим стал маршал С.К.Тимошенко.

Оставшимся войскам фронта пришлось вести тяжёлые оборонительные сражения на рубеже реки Днепр, за удержание Киева, Донбасса и Ростова.

По плану, разработанному Баграмяном, и при его активном участии проводилась одна из первых с начала войны наступательных операций, в результате которой был освобожден Ростов-на-Дону и войска противника отброшены к реке Миус. Перед началом контрнаступления под Москвой генерал Баграмян назначается начальником штаба подвижной группы фронта, которой командовал генерал Ф.Я.Костенко. Им удалось разгромить соединения 2-й армии немцев, прорвавшейся в район Ельца. В итоге проведения Елецкой операции войска фронта на своём правом фланге продвинулись до 80 - 100 км и, тем самым, содействовали успеху контрнаступления под Москвой.

В эти тяжёлые дни начального периода войны, когда крайне редко награждали и присваивали звания, Баграмяну в августе 1941 года было присвоено звание генерал-майора, а в декабре - генерал-лейтенанта.

Во всей военной карьере И.Х.Баграмяна наиболее мрачной страницей и тяжёлой неудачей была Харьковская операция 1942 г. Причём, при рассмотрении в Ставке плана этой операции в присутствии С.К.Тимошенко и Н.С.Хрущева докладывал И.В.Сталину именно И.Х.Баграмян. После утверждения Верховным командование в штабе фронта подготовили и в мае 1942 г. начали осуществлять наступательную операцию с целью овладения Харьковом. Поначалу она развивалась сравнительно успешно, но в последующем германскому командованию удалось скрытно подготовить и нанести мощные фланговые удары в направлении Барвенково, в результате чего войска Юго-Западного фронта потерпели серьёзное поражение. Противник получил возможность прорваться на Кавказ и к Сталинграду.

Главной причиной этой катастрофы была неправильная оценка Ставкой ВГК и Генштабом замысла предстоящих действий противника. Полагали, что летом 1942 г. гитлеровское командование, как и в 1941 г., основные усилия сосредоточит на московском направлении, и здесь держали основные резервы, а оно нанесло главный удар на южном направлении. Ставка и Генштаб неудачно спланировали всю систему стратегических действий на лето 1942 г., когда был предпринят ряд неподготовленных, не взаимоувязанных между собой и слабо обеспеченных силами и средствами наступательных операций. В частности, недостаточно было выделено танковых соединений, артиллерии и авиации и на харьковское направление. Наша разведка не смогла своевременно выявить сосредоточение крупных сил противника на стыке Юго-Западного и Южного фронтов. Командование и штаб Юго-Западного направления не организовали должного взаимодействия с Южным фронтом и не приняли своевременных мер для отражения ударов противника. Не выполнило поставленных задач по обеспечению смежного фланга с Юго-Западным фронтом командование Южного фронта (командующий Р.Я.Малиновский, начальник штаба А.И.Антонов).

После начала контрудара противника И.Х.Баграмян пытался высказать предложения о прекращении наступления на Харьков и переброске части войск на угрожаемое направление. Но отстоять их перед Тимошенко с Хрущёвым он не смог.

После всего происшедшего командующий и начальник штаба Юго-Западного направления были отстранены от занимаемых должностей.

Только благодаря поддержке Г.К.Жукова, И.Х.Баграмяна не постигла более тяжёлая участь. Но в этот трудный момент он не сломался, сохранил самообладание и сделал для себя должные выводы. Вскоре последовало назначение командующим 16-й армией, которая позже была переименована в 11-ю гвардейскую. Эта армия участвовала в зимнем наступлении 1942 - 1943 гг., призванном сковать немецко-фашистские войска на Западном направлении и не допустить их переброски под Сталинград.

В июле 1943 г. в период Курской битвы Баграмян подготовил и провёл наступательную операцию в составе войск Брянского фронта, нанося главный удар с севера на юг на орловском направлении. Соединения 16-й армии совместно с другими армиями успешно прорвали глубокоэшелонированную оборону противника. Своевременно был введён для развития успеха 5-й танковый корпус генерала Сахно, и в результате противник был отброшен на 200 - 220 км, что способствовало разгрому главной его группировки в полосе Центрального фронта.

Примечательным для этой операции было проведение перед началом наступления разведки боем передовыми батальонами. Дело в том, что до этого неоднократно немецко-фашистские войска перед началом нашей артиллерийской подготовки отводили свои передовые подразделения в глубину. В результате удары артиллерии приходились по пустому месту и не достигали цели, а переходившие в наступление наши части были вынуждены атаковать неподавленную оборону противника. Для того чтобы избежать этого, за сутки до начала общего наступления после 10-15-минутного артналёта передовые батальоны дивизий первого эшелона на широком фронте атаковали противника, который, посчитав это за общее наступление наших войск, открыл огонь из всех видов оружия. Развёрнутые к этому времени силы и средства разведки вскрыли его систему огня, что позволило более точно наложить огонь нашей артиллерии, удары авиации и надёжно подавить огневые средства противника. Подобным образом в армейском масштабе разведка боем была применена впервые, и в последующем она практиковалась перед началом наступательных операций и на других фронтах.

В ноябре 1943 г. И.X.Баграмян был вызван в Москву, где Сталин объявил ему о назначении командующим войсками 1-го Прибалтийского фронта, заметив при этом: "Успешно проведённая вами операция в районе Орла и Брянска убеждает в том, что новый пост будет вам по плечу". Одновременно Ивану Христофоровичу было присвоено звание генерала армии.

Под его командованием войска 1-го Прибалтийского фронта провели ряд успешных наступательных операций: в декабре 1943 г. - Городокскую; летом 1944 г. (в рамках Белорусской стратегической операции) - Витебско-Оршанскую, Полоцкую и Шяуляйскую; в сентябре-октябре 1944 г. (совместно с 2-м и 3-м Прибалтийскими фронтами) - Рижскую и Мемельскую; в 1945 г. (в составе 3-го Белорусского фронта) - операции по овладению Кёнигсбергом, Земландским полуостровом, блокированию и пленению 33 дивизий Курляндской группировки, насчитывавшей около 190 тыс. человек.

Приобретя большой опыт подготовки и ведения крупных наступательных операций, Баграмян управлял войсками уверенно. По оценке А.М.Василевского, "в своей полководческой деятельности И.Х.Баграмян всегда был объективен... Принимая то или иное оперативно-стратегическое решение, Иван Христофорович всегда стремился предугадать развитие событий в ходе операции и подготовить возможные варианты их проведения".

При этом он проявлял большое творчество и в замысел каждой операции вкладывал какие-либо новые способы действий, становившиеся неожиданностью для противника.

Так, при подготовке Витебско-Оршанской операции он пошёл на весьма рискованный шаг, решив нанести главный удар на правом фланге, где была открытая болотистая местность, затруднявшая скрытное создание ударной группировки и наступательные действия войск. Командующему 43-й армией генералу Белобородову, выразившему сомнение в целесообразности определённого ему направления удара, он объяснил: "Все логично, Афанасий Павлантьевич. Точно так же представляет себе наши замыслы и фельдмаршал фон Буш, командующий группой армий "Центр". А мы должны поднести ему пренеприятный сюрприз. Надо дерзать. Противник убеждён, что удара на Шумилино крупными силами мы нанести не сможем. Докажите ему обратное..."

Как показал ход операции, расчёты Баграмяна, умело исполненные командармом А.Белобородовым, полностью оправдались.

Баграмян проявлял твёрдость и принципиальность не только по отношению к подчинённым, но и перед Генштабом и Ставкой ВГК. В частности, он добился внесения изменения в замысел Ставки: после овладения Витебском войска 1-го Прибалтийского фронта стали развивали наступление не на юго-запад, как предполагалось ранее, а на запад. Это позволило более надёжно обеспечить правый фланг фронта, в более короткие сроки освободить Литву, Латвию и выйти к побережью Балтийского моря.

После этого, чтобы полностью отрезать группу армий "Север" от Восточной Пруссии, Ставка поставила задачу перегруппировать главные силы 1-го Прибалтийского фронта из-под Риги в район Шяуляя и нанести удар в направлении Клайпеды. В связи с этим пришлось осуществить в короткие сроки сложнейшую перегруппировку трёх общевойсковых и одной танковой армий на расстояние более 200 км.

В феврале 1945 г., когда вместо погибшего генерала Черняховского командующим 3-м Белорусским фронтом был назначен А.М.Василевский, И.Х.Баграмян стал командующим Земландской группой войск, созданной на базе войск 1-го Прибалтийского фронта, и одновременно выполнял обязанности заместителя командующего войсками 3-го Белорусского фронта.

А.М.Василевский, блокировав Кёнигсберг, вначале сосредоточил свои основные усилия на уничтожении Хейльбергской группировки противника, поручив подготовку операции по взятию Кёнигсберга Баграмяну. Затем все силы, в первую очередь авиацию, бросил на Кёнигсберг. И.Х.Баграмян превосходно справился с порученной ему задачей. В результате совместных усилий двух полководцев город, который Гитлер называл "абсолютно неприступным бастионом немецкого духа", уже на третий день штурма был взят нашими войсками.

Вторую книгу своих воспоминаний И.Х.Баграмян назвал: "Так шли мы к победе". Да, именно так шли: и сложным, трудным был боевой путь. Но маршал на протяжении всей своей жизни верно служил Родине, стойко и неуклонно шёл к намеченной цели. Он достиг вершин военной славы, остался в истории одним из выдающихся полководцев Великой Отечественной войны.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.

 

  Советские плакаты и листовки  

 

 
 

 

  Немецкие плакаты и листовки