21.04.2007


 
 


Колымская лыжня

Категория: Хронология
В феврале 1943 года состоялся, пожалуй, самый необычный и беспрецедентный лыж­ный переход. Особенностью многодневного снежного марафона являлось то, что в нем участвовал целый стрелковый батальон. Причем с табельным вооружением и не­обходимым для выживания в экстремальных условиях минимумом продовольствия и ма­териального обеспечения. Но самое любопытное в этой истории то, что лыжный мар­шрут пролегал по территории Колымского края...
 
 
Устанавливать всевозможные рекорды - трудовые, технические, спортивные - в годы сталинских пятилеток считалось престижным, своеобразной идеологической модой. Это было время небывалого энтузиазма трудящихся масс Страны Советов, эпоха ста­хановского движения во всех областях народного хозяйства. Газеты тех лет востор­женно писали о небывалых урожаях, миллионах тонн угля, железной руды и стали. Простые же советские люди, игнорируя идеологическую трескотню, искренне горди­лись своими героическими соотечественниками, совершавшими рекордные авиапере­леты, тысячекилометровые велопробеги, длительные лыжные переходы. 

От охваченного энтузиазмом гражданского населения, стремившегося любой ценой что-нибудь покорить или что-либо преодолеть, не отставали и военные. Красноармей­цы, разумеется, больше внимания уделяли достижениям в военно-прикладных видах спорта. Они участвовали в разного рода продолжительных маршах - конных, лыжных, на авто- и бронетехнике, в ходе которых изучалась и проверялась способность чело­века переносить огромные физические нагрузки в сложных климатических и искусст­венно созданных условиях. 

Среди рекордсменов в военной форме на первенство претендовали представители разных родов войск, в том числе и воины-чекисты - народная гордость и пример для подражания. Бойцы войск НКВД вписали в летопись 30-х годов немало уникальных спортивных достижений. Среди них по праву можно выделить такие масштабные (да­же по сегодняшним меркам) проекты, как многомесячный лыжный переход воинов-с­портсменов 67-го полка войск НКВД по охране железных дорог из Иркутска в Мур­манск и велопробег физкультурников-пограничников вдоль границ СССР. 

Эти военно-спортивные мероприятия широко освещались в прессе. Например, в фев­рале 1937 года все центральные газеты вышли с первополосными материалами, посвя­щенными завершению велосипедного пробега вдоль границ СССР. В статьях цитирова­лись слова руководителя отважной пятерки пограничников: "Мы шли, нас двигала лю­бовь к нашей Родине, нас двигала преданность партии Ленина-Сталина, нас двигало непреодолимое желание показать всему миру, что нет таких трудностей, которые бы­ли бы не под силу бойцам-пограничникам...".

 
Но о воинах-лыжниках с ледяных колымских берегов, о которых пойдет речь, ни в га­зетах, ни по радио не было сказано ни слова. Отсутствие информации объяснялось, по крайней мере, двумя объективными причинами. Первая: тяжелое военное время - начало 1943 года. Вторая: лыжники торили снежную колею по изолированному от Большой земли Колымскому краю, где полновластным хозяином являлся печально из­вестный Дальстрой НКВД с подведомственными ему многочисленными лагерями. Поэто­му любая исходившая оттуда информация была строго конфиденциальной. 

К сожалению, в архивах также не удалось выявить каких-либо сведений или хотя бы кратких описаний спортивного (не побоюсь этого слова) подвига колымских лыжни­ков. Единственное документальное подтверждение данного события - коротенькая за­пись в полковом историческом формуляре: "Для тренировки личного состава в совер­шении длительных маршей зимой, без дорог, вне населенных пунктов... полк без 2-го сб под командованием начальника штаба полка капитана Молодцова совершил 520-километровый марш на лыжах по неразведанному маршруту Дебин - Магадан за 13 хо­довых дней. В процессе марша отработан ряд тем, предусмотренных планом боевой подготовки". 

Но, к счастью, оказалось, что в подмосковном Реутове живет единственный участник колымского марафона. Зовут его Никанор Петрович Перевалов - подполковник в от­ставке, участник Великой Отечественной войны и ветеран старейшего соединения внутренних войск - дивизии имени Ф. Дзержинского. 

Старому солдату уже под девяносто, но он по-военному подтянут и не по годам бодр. Сказывается свойственное ветеранам жизнелюбие, а также многолетнее увлечение спортом. Так что о подробностях того уникального лыжного перехода мы, пожалуй, можем теперь узнать только от него.

 
- Стрелковый полк войск НКВД, - вспоминает Никанор Петрович, - в котором мне до­велось служить в 1938 - 1943 годах, дислоцировался в поселке Дебин. Населенный пункт получил свое название от одноименной золотоносной речки, впадавшей в зна­менитую Колыму. Воинская часть непосредственно охраной лагерей не занималась. 

Вместе с тем личному составу полка, который являлся оперативным резервом началь­ника Дальстроя, приходилось, согласно записям в историческом формуляре части, участвовать в так называемых "оперативных командировках по наведению революци­онного порядка" на золотых приисках. Если говорить современным языком, то лыжные подразделения красноармейцев периодически проводили зачистки обширной колым­ской территории. Иначе говоря, суть заданий заключалась в задержании бежавших с приисков заключенных и лиц, ведущих незаконный промысел. 

- Что касается колымского климата, - продолжает свой рассказ ветеран, - то он из­вестен: восемь-девять месяцев - зима, а в остальные три-четыре укладывается и вес­на, и лето, и осень. Снег ложится на землю в сентябре, а начинает таять только в мае. Глубина снежного покрова местами достигает двух метров. Ветер практически отсутствует, поэтому снег не уплотняется и остается всю зиму рыхлым и пушистым. Передвигаться по нему пешком практически невозможно - сразу проваливаешься в холодный пух по пояс, а то и по грудь. Без лыж зимой здесь делать нечего - никуда не пройдешь. Поэтому все занятия - огневая, тактическая, служебная, специальная подготовка - проходили только на лыжах. Всюду - в столовую, на службу, в магазин и даже, простите, до туалета без этого изобретения северных народов невозможно было дойти. Офицеры и сверхсрочники домой передвигались только на лыжах. 

Открытие лыжного сезона в полку - это было в начале октября - всегда проходило торжественно, бойцы становились на лыжи под звуки духового оркестра и в букваль­ном смысле слова не расставались с ними до весны. Закрывался сезон 1 мая и отме­чался полковым соревнованием на лично-командное первенство с вручением победи­телям грамот, призов и денежных премий. Так что практически любой воин чувство­вал себя настоящим лыжником и мог легко справиться с многодневным лыжным мар­шем любой сложности.

Колымская лыжня
 
В начале 1943 года инициативная группа воинов полка, представлявшая лучших спортсменов-лыжников, обратилась к командованию с просьбой организовать дли­тельный лыжный переход по Колыме до Магадана. Точный маршрут пробега планирова­лось наметить позже - по мере решения вопроса. Командование инициативу одобри­ло. На положительное решение повлиял тот факт, что лыжники решили посвятить пе­реход 25-й годовщине РККА, а также разгрому гитлеровских армий под Москвой и Ста­линградом. 

Окружное начальство инициативе снизу тоже не препятствовало, но свою санкцию облекло в директивные формы: "с целью изучения человеческих возможностей в ус­ловиях Севера и высоких физических нагрузок, а также методов передвижения на лы­жах с вооружением и материальной частью такого значительного подразделения, как стрелковый батальон". 

Личный состав, выполняя оперативные задания, уже имел богатый опыт длительных переходов с ночевками, самостоятельным питанием и ориентированием на незнако­мой местности в условиях короткого светового дня. Кроме того, воины части, тайно лелея мечту попасть на фронт и готовясь к этому, совершали более длительные пере­ходы. Например, в феврале 1941 года лыжное подразделение полка, состоявшее из стрелковой роты, пулеметного взвода и группы связистов общей численностью 181 человек, успешно преодолело 200-километровый маршрут при температуре от 28 до 58 градусов мороза. 

- Интенсивная лыжная подготовка и регулярная спортивно-массовая загрузка, - вспо­минает Никанор Петрович, - делали солдат крепкими и выносливыми. Бойцы в совер­шенстве осваивали технику передвижения на лыжах в горно-лесистой местности и правила обустройства убежища для ночлега. Следует также подчеркнуть, что личный состав полка большей частью призывался на военную службу в основном из Сибир­ского региона, что существенно облегчало адаптацию бойцов к суровому колымско­му климату. 

Сам Никанор Петрович тоже сибиряк. С лыжами знаком с детства. Крепкие морозы и обильные снегопады ему не в диковинку. 

На службу в 22-й колымский стрелковый полк войск НКВД Перевалов попал сразу же после призыва в 1938 году. Воином оказался добросовестным - всего за три года до­шел от рядового красноармейца до командира взвода. 

В предстоящий поход отбирали наиболее подго­товленные подразделения. В группу включили 1-й стрелковый батальон в полном составе и две стрелковые роты из другого батальона. Кроме то­го, в ее состав вошли пулеметная рота, лучший взвод артбатареи и четыре связиста с радио­станцией - для поддержания устойчивой радио­связи. Численность группы составила около 350 человек - по сути, полнокровный стрелковый ба­тальон, способный совершить не только лыжный марш-бросок, но и выполнить боевую задачу, на­пример, рейд в тыл врага. 

Во главе лыжного батальона был поставлен комбат-1 капитан Рудиков - опытный командир и прекрасный спортсмен-лыжник. Никанор Петро­вич вспоминает также фамилии (имена, к сожа­лению, стерлись из памяти) некоторых офице­ров, участвовавших в переходе, - начальника штаба 1-го батальона капитана Орлова, команди­ров рот: стрелковых - старших лейтенантов Ев­тоденко и Луценко, пулеметной - лейтенанта Вахрушева, командира одного из взводов артба­тареи лейтенанта Соловьева. Радиосвязь со штабом полка и Дальневосточным погра­нокругом осуществлял помощник командира взвода связи старший сержант Борис Ми­хайлов. В его подчинении находилось еще три связиста - для обслуживания и транс­портировки хоть и ранцевых, но довольно тяжелых приемо-передающих блоков. 

Лыжный переход стартовал в первых числах февраля, в один из морозных и коротких полярных световых дней. Для проводов лыжников в дальний и опасный путь на полко­вом плацу выстроился весь личный состав части. Как и положено, состоялся торжест­венный митинг, на котором с напутственными словами выступили командир и комис­сар полка. Затем лыжный батальон под звуки полкового оркестра, вытянувшись в ко­лонну, отправился в дальний путь по неизведанным просторам северо-восточной ок­раины великого Союза. 
 
Маршрут движения был заранее разработан и на­несен на топографические карты. Он пролегал сначала вдоль правого берега Колымы. Затем на некотором удалении извивался вдоль колымско­го притока - речки под названием Бахапча. По всему маршруту на сотни километров ни одного населенного пункта. Только ледяное безмол­вие... 

В экипировку личного состава не входило ниче­го из существовавшего в те времена специаль­ного спортивного обмундирования или снаряже­ния. Воины-лыжники были одеты как всегда - в армейские полушубки, ватные брюки, стандарт­ное нательное белье, шерстяные подшлемники, башлыки. На ногах - теплые шерстяные портянки и солдатские валенки. Лыжи - обыкновенные, ар­мейского образца на полужестком креплении. 

Все участники перехода имели с собой табель­ное оружие: офицеры - револьверы системы "на­ган", солдаты и сержанты - винтовки. Пулемет­ная рота везла на специальных волокушах, изго­товленных из лыж, станковые пулеметы с боекомплектом. Хоть сразу на фронт и с хо­ду - в бой. 

Кроме того, в каждом взводе имелось по два железных ведра - для приготовления пи­щи на кострах, две поперечные пилы, железная бочка, переоборудованная в буржуй­ку, - для обогрева на ночевках. Были также заранее заготовленные деревянные пере­крытия для оборудования ночлега и другие необходимые для жизнедеятельности ве­щи. Все это хозяйство, тщательно упакованное, везли, как и пулеметы, на волоку­шах. 

На питание каждого бойца выделялась 20-суточная норма продуктов котлового до­вольствия. Стандартный солдатский вещмешок этого количества провизии не вме­щал. Выручила солдатская смекалка - от ранцев отпороли плечевые ремни и прикре­пили их к обычным мешкам. В эдакий импровизированный рюкзак полностью входил весь провиант на одного человека и даже умещалась плащ-палатка. Правда, каждый воин с такой заплечной ношей становился тяжелее на 30 килограммов. Однако содер­жимое рюкзаков естественным образом убывало и идти лыжникам становилось все легче и легче. 

Самым трудным испытанием в пути из-за глубокого и рыхлого снега оказалась про­кладка лыжни. Первый лыжник выдерживал не более пятнадцати минут хода, после чего его менял следующий. Кроме того, из-за волокуш, колея которых была шире обыкновенной лыжни, пришлось прокладывать путь не в две лыжи, а в три. Осуществ­лялось это следующим образом: второй лыжник, следовавший за направляющим, шел левой лыжей по правому следу, а правой - по чистому снегу. Следующий боец двигал­ся по следу первого, очередной - по следу второго. В результате получалась хорошо укатанная тройная лыжня, по которой легко передвигались волокуши с матчастью, вооружением и оборудованием. 

Для ускорения темпа движения основной колонны несколько бойцов от каждого взво­да просыпались за два часа до общей побудки и отправлялись на прокладку лыжни. Основная колонна на значительном удалении шла без спешки с тем расчетом, чтобы люди не перенапрягались и не потели, так как сушить белье при низких температурах было весьма проблематично.

Еще одну неожиданно возникшую проблему пришлось решать прямо на ходу - это па­дение лыжника. Он мог сколько угодно беспомощно барахтаться в глубоком рыхлом снегу и, не находя твердой опоры, самостоятельно подняться не мог. Выходили из по­ложения следующим образом: к лежащему в снегу бойцу осторожно подходил другой лыжник, протягивал ему свою палку и резким рывком ставил его на лыжню. Отрабо­танный до автоматизма, этот способ позволял идти всей колонне, не снижая темпа. 

Для ночлега выбирались места, где было много сухостоя и более глубокий - метра два и более - снежный покров. Укрытия для ночевки строились в расчете на каждый взвод по следующей схеме: первые и вторые отделения отрывали в снегу прямоуголь­ные котлованы, устанавливали внутри каркас из срубленного сухостоя, оборудовали нары, перекрывали сухостоем крышу, которую накрывали плащ-палатками. Сверху ук­ладывали лыжи и палки. Внутри устанавливали буржуйку. Температура в таких снеж­ных землянках поднималась настолько, что спать можно было без верхней одежды, ук­рывшись полушубками. 

Третьи отделения в это время заготавливали дрова и налаживали ужин. Горячая пи­ща готовилась два раза в сутки - утром и вечером. При этом по утрам выдавался лег­кий завтрак. А вот вечером был плотный обед, причем из одного блюда - густого и на­варистого, готовившегося из мясных консервов и других продуктов и заменявшего сразу и первое, и второе. А вот на третье - крепкий сладкий чай с сухарями.

За пятнадцать километров от Магадана батальон остановился на последнюю, третью по счету дневку. Личный состав приводил в порядок обмундирование, снаряжение, лыжи, а также готовил обильный обед из оставшихся продуктов. Подвели предвари­тельные итоги перехода, которые превзошли все ожидаемые результаты - на всем пу­ти ни одного обмороженного, простуженного, травмированного либо сошедшего с трассы по причине слабой физической подготовки. Преодолев за 14 дней 500-километровое расстояние, батальон пришел к финишу в полном составе без потерь в материальной части и вооружении. 

Последний солдатский бивак посетил командир полка подполковник А.Я. Топчиев и сообщил, что на 13 часов следующего дня на окраине города намечена торжествен­ная встреча отважных лыжников с участием городского руководства, представителей Дальстроя и населения города. 

За два километра от Магадана личный состав перестроился в колонны по три и под звуки оркестра местного погранотряда и громкое приветственное "Ура!" жителей во­шел в город. Небывалый эмоциональный подъем охватил как лыжников, так городское население. Все обнимали счастливых бойцов, пожимали им руки, поздравляли с побе­дой. Подобного ликования город еще не видел. 

В городе лыжники пробыли два дня. Самым неожиданным и приятным подарком для них оказалось организованное посещение городского драматического театра имени М. Горького. Они впервые смогли насладиться игрой настоящих актеров в спектаклях "Стакан воды" и "Евгения Гранде". 

Обратный путь к месту дислокации части в поселок Дебин лыжники совершили на ав­томобилях полка. 

Всем участникам этого небывалого лыжного перехода была объявлена благодарность вышестоящего командования. Кроме того, офицерам выдали в качестве поощрения по месячному окладу денежного содержания, многих рядовых участников отметили цен­ными подарками и грамотами. А командира полка подполковника А.Я. Топчиева удо­стоили ордена Красной Звезды с формулировкой в представлении: "За хорошие пока­затели личного состава полка по боевой и политической подготовке... и умелую орга­низацию в суровых условиях полярной зимы по труднопроходимой местности лыжного перехода". 

Но главную мечту лыжников - попасть на фронт - удалось осуществить не всем. Вое­вать с фашистами были направлены только несколько десятков бойцов, в совершенст­ве владевших личным оружием и поражавших все мишени только в "десятку". В авгу­сте 1943-го несколько снайперских взводов, сформированных на базе полка, направи­ли на боевую стажировку на Волховский фронт. Отличные результаты продемонстри­ровали снайперы из взвода младшего лейтенанта Перевалова. Он сам и его подчинен­ные метким огнем уничтожили более 260 гитлеровцев. После возвращения с фронта Никанор Петрович получил медаль "За отвагу" и был откомандирован для дальнейшего прохождения службы в дивизию имени Ф. Дзержинского. За время службы к фронто­вой награде офицера прибавились орден Красной Звезды, медаль "За боевые заслу­ги". Прослужив непрерывно 33 года, Никанор Петрович в 1971 году ушел на заслужен­ный отдых. 

В память о нелегкой, но овеянной северной романтикой службе на краю земли и бес­прецедентной лыжной эпопее по Колыме Никанор Петрович бережно хранит несколько старых пожелтевших и потрескавшихся от времени фотографий. На них сослуживцы - молодые, веселые, в легендарных буденовках и красноармейских полушубках. Дух времени, дух эпохи...
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.

 

  Советские плакаты и листовки  

 

 
 

 

  Немецкие плакаты и листовки